Arms
 
развернуть
 
410028, г. Саратов, ул. Мичурина, д. 85
Тел.: (8452) 22-30-05, 22-77-71
oblsud.sar@sudrf.ru
показать на карте
410028, г. Саратов, ул. Мичурина, д. 85Тел.: (8452) 22-30-05, 22-77-71oblsud.sar@sudrf.ru
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Справка по результатам изучения практики применения судами области норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности

В соответствии с планом работы Саратовского областного суда на второе полугодие 2015 года проведено изучение практики применения судами Саратовской области норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности при рассмотрении гражданских дел за период 2014 года – первого полугодия 2015 года.

I. Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (статья 195 ГК РФ).

Исходя из указанной нормы под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Императивный характер норм об исковой давности позволяет сделать вывод об основном назначении института исковой давности: путем погашения права на иск (правопритязания) исковая давность способствует внесению ясности в правоотношения различных субъектов, следствием чего является упорядочение гражданского оборота в целом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 196 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ) общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.

Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» статья 196 ГК РФ дополнена пунктом 2, согласно которому срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен.

Федеральным законом от 2 ноября 2013 года № 302-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» пункт 2 статьи 196 ГК РФ изложен в следующей редакции: «Срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, установленных Федеральным законом от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Началом течения такого десятилетнего срока, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 статьи 181, абзацем вторым пункта 2 статьи 200 ГК РФ, является день нарушения права.

Если иное прямо не предусмотрено законом, для целей исчисления этого срока не принимается во внимание день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, и указанный срок не может быть восстановлен.

Названный срок применяется судом по заявлению стороны в споре. Вместе с тем истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга.

Десятилетний срок, установленный пунктом 2 статьи 196 ГК РФ, не подлежит применению к требованиям, на которые в соответствии с законом исковая давность не распространяется.

В соответствии с частью 1.1 статьи 18 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта, включая моральный вред, осуществляется за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества. При этом на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется.

Срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате террористического акта, устанавливается в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение указанного преступления. В соответствии с частью 5 статьи 78 УК РФ к лицам, совершившим преступление, предусмотренное статьей 205 УК РФ (террористический акт), сроки давности не применяются. На требования о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате террористического акта, за счет средств названных выше лиц исковая давность не распространяется (пункты 8, 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Положения ГК РФ о сроках исковой давности и правилах их исчисления в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», в том числе закрепленные в статьях 181, 181.4, пункте 2 статьи 196, пункте 2 статьи 200 ГК РФ, применяются к требованиям, возникшим после вступления в силу указанного закона, а также к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года (п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Наряду с общим трехлетним сроком исковой давности пунктом 1 статьи 197 ГК РФ для отдельных видов требований установлены специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

Правила статьи 195, пункта 2 статьи 196, статей 198 - 207 ГК РФ распространяются также на специальные сроки давности, если законом не установлено иное (пункт 2 статьи 197 ГК РФ в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ).

В соответствии со статьей 198 ГК РФ сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Основания приостановления и перерыва течения сроков исковой давности устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

При исчислении сроков исковой давности, установленных частью второй ГК РФ, применительно к части 1 статьи 10 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» следует учитывать, что установленные частью второй ГК РФ сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 марта 1996 года (данное разъяснение не утратившее своего значения при анализе длящихся правоотношений закреплено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года № 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 года № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», признанного не подлежащим применению постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43).

Вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности, исчисленного с учетом положений Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», признан судом апелляционной инстанции неправильным.

Решением городского суда Саратовской области от 19 января 2014 года отказано в удовлетворении иска Р.А.В. к администрации муниципального района Саратовской области о понуждении к проведению аукциона по продаже прав на заключение договора аренды земельного участка в связи с пропуском срока исковой давности.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что о нарушении своего права Р.А.В. должен был узнать в конце февраля 2011 года по истечении установленного статьей 12 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» тридцатидневного срока рассмотрения его письменного обращения о предоставлении земельного участка в аренду, следовательно, Р.А.В. обратился в суд с иском 15 декабря 2014 года с пропуском трехлетнего срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда посчитала вывод суда первой инстанции о применении к спорным правоотношениям положений Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» ошибочным, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 1 названного Федерального закона установленный им порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами. В данном случае порядок рассмотрения обращения Р.А.В. о предоставлении земельного участка в аренду регламентирован Земельным кодексом РФ, в связи с чем положения Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» неприменимы к спорным правоотношениям.

Вместе с тем судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о пропуске Р.А.В. трехлетнего срока исковой давности, так как о нарушении своего права он мог узнать 28 марта 2011 года, с момента государственной регистрации права аренды на спорный земельный участок за иным лицом, имел возможность получения таких сведений из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Поскольку исковая давность регулируется нормами материального права, вопрос об исчислении указанного срока не подлежит разрешению со ссылкой на положения главы 9 ГПК РФ.

Решением районного суда Саратовской области от 4 сентября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 26 ноября 2014 года, в удовлетворении иска Л.В.А. к Л.Д.В. о признании права собственности на квартиру, о выплате денежной компенсации отказано, в том числе, в связи с пропуском срока исковой давности, поскольку судом установлено, что последний платеж по кредитному договору, с самостоятельной выплатой которого истец связывала возникновение у нее права собственности на квартиру, был произведен 16 июня 2011 года, Л.В.А. обратилась в суд с иском 22 июля 2014 года.

Выводы суда первой инстанции признаны судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда правильными, независимо от ссылок на исчисление срока исковой давности с учетом положений статей 107, 108 ГПК РФ, которые на законность решения суда не влияют.

Решением районного суда Саратовской области от 24 июня 2015 года по гражданскому делу по иску С.П.С. к С.Р.М. о возмещении ущерба, причиненного вследствие пожара, о взыскании компенсации морального вреда, по встречному иску С.Р.М. к С.П.С. о признании договора дарения жилого дома недействительным в удовлетворении первоначального и встречного исков отказано.

Разрешая заявление ответчика по встречному иску о пропуске срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении такого заявления и о применении исковой давности, указав при этом, что истец по встречному иску с ходатайством о восстановлении срока исковой давности в соответствии со ст. 112 ГПК РФ не обратился.

II. Порядок применения исковой давности.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» статья 199 ГК РФ дополнена пунктом 3 следующего содержания: «3. Односторонние действия, направленные на осуществление права (зачет, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п.), срок исковой давности для защиты которого истек, не допускаются».

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 10, 11, 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об исчислении срока исковой давности.

В силу части 3 статьи 40 ГПК РФ, пункта 1 статьи 308 ГК РФ заявление о применении исковой давности, сделанное одним из ответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).

Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о применении исковой давности только одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи).

Заявление ненадлежащей стороны о применении исковой давности правового значения не имеет.

Поскольку исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре (пункт 2 статьи 199 ГК РФ, часть 1 статьи 38 ГПК РФ), соответствующее заявление, сделанное третьим лицом, по общему правилу не является основанием для применения судом исковой давности. Вместе с тем заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано третьим лицом, если в случае удовлетворения иска к ответчику возможно предъявление ответчиком к третьему лицу регрессного требования или требования о возмещении убытков.

Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ не предусмотрено какого-либо требования к форме заявления о пропуске исковой давности: оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме, при подготовке дела к судебному разбирательству или непосредственно при рассмотрении дела по существу в суде первой инстанции, а также в суде апелляционной инстанции в случае, если суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (часть 5 статьи 330 ГПК РФ). Если заявление было сделано устно, это указывается в протоколе судебного заседания.

С учетом того, что в силу части 2 статьи 44 ГПК РФ для правопреемника обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело, повторное заявление о применении срока исковой давности или ходатайство о восстановлении срока исковой давности не требуется.

В соответствии с частями 1, 6 статьи 152 ГПК РФ предварительное судебное заседание имеет своей целью процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбирательству, определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, определение достаточности доказательств по делу, исследование фактов пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности.

В предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке.

Из изложенных в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъяснений следует, что в предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. В случае установления факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

При отсутствии оснований для вывода о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права или установленного законом срока обращения в суд судья назначает дело к судебному разбирательству.

В ходе судебного разбирательства ответчик вправе вновь заявить возражения относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права или срока обращения в суд. Суд в этом случае не может быть ограничен в исследовании соответствующих обстоятельств дела исходя из установленных законом целей и задач гражданского судопроизводства.

Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца – физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела (пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Вместе с тем судам при разрешении дела в предварительном судебном заседании необходимо учитывать положения пунктов 28, 38 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», в соответствии с которыми суд апелляционной инстанции принимает дополнительные (новые) доказательства, если признает причины невозможности представления таких доказательств в суд первой инстанции уважительными, в частности, в случае принятия судом решения об отказе в удовлетворении иска по причине пропуска срока исковой давности без исследования иных фактических обстоятельств дела. Кроме того, если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что принятое судом первой инстанции в предварительном судебном заседании решение об отказе в удовлетворении иска по причине пропуска срока исковой давности является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании части 1 статьи 330, статьи 328 ГПК РФ отменяет решение суда первой инстанции. В такой ситуации с учетом положений абзаца второго части 1 статьи 327 ГПК РФ о повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции оно подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела.

Со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени пока осуществляется судебная защита (пункт 1 статьи 204 ГК РФ), в том числе в случаях, когда суд счел подлежащими применению при разрешении спора иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец в исковом заявлении, а также при изменении истцом избранного им способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования (часть 1 статьи 39 ГПК РФ).

По смыслу статей 199, 200 ГК РФ увеличение истцом размера исковых требований до принятия судом решения не изменяет наступивший в связи с предъявлением иска в установленном порядке момент, с которого исковая давность перестает течь.

Вместе с тем, если судом принято заявление об увеличении иска в отношении задолженности за периоды, которые при обращении с первоначальным требованием не заявлялись, то срок исковой давности по измененным требованиям перестает течь с даты заявления таких требований, а не с даты предъявления первоначального иска (пункты 13, 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

III. Начало течения срока исковой давности.

В соответствии со статьей 200 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ), если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1).

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства (пункт 2).

По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства (пункт 3).

Статья 200 ГК РФ в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года, предусматривала, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами (пункт 1).

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока (пункт 2).

По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства (пункт 3).

В случае нарушения прав физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью (например, малолетних детей, недееспособных граждан), срок исковой давности по требованию, связанному с таким нарушением, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в пункте 1 статьи 200 ГК РФ, узнал или должен был узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства.

В исключительных случаях, когда пропуск срока исковой давности имел место, например, ввиду явно ненадлежащего исполнения законными представителями таких лиц возложенных на них законодательством полномочий, пропущенный срок исковой давности может быть восстановлен по заявлению представляемого или другого уполномоченного лица в его интересах (статья 205 ГК РФ).

Если нарушение прав названных лиц совершено их законным представителем, срок исковой давности по требованиям к последнему, в том числе о взыскании убытков, исчисляется либо с момента, когда о таком нарушении узнал или должен был узнать иной законный представитель, действующий добросовестно, либо с момента, когда представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности (статья 21, статья 37 ГПК РФ).

Течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (пункт 1 статьи 200 ГК РФ). Изменение состава органов юридического лица не влияет на определение начала течения срока исковой давности.

По смыслу статей 61 - 63 ГК РФ при предъявлении иска ликвидационной комиссией (ликвидатором) от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии (ликвидатору).

В силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ срок исковой давности по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав, в частности, о передаче имущества другому лицу, совершении действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества, например, земельного участка, и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (часть 1 статьи 45, часть 1 статьи 46 ГПК РФ), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление (пункты 2 - 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

К.Н.А. обратилась в суд с иском к администрации муниципального района Саратовской области, Л.Т.А., Ф.А.Г., Ж.О.В. о восстановлении срока на обжалование постановления администрации муниципального района Саратовской области от 24 марта 2008 года о предоставлении земельного участка в собственность Ж.О.В., об отмене постановления в части, о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка, заключенного между администрацией муниципального района Саратовской области и Ж.О.В., о признании недействительными договора дарения земельного участка от 9 августа 2012 года, заключенного между Ж.О.В. и Л.Т.А., договора купли-продажи земельного участка от 30 сентября 2013 года, заключенного между Л.Т.Л. и Ф.А.Г., о применении последствий недействительности сделок, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что истцу на праве собственности принадлежит смежный земельный участок с земельным участком, принадлежащим на праве собственности Ф.А.Г. на основании договора купли-продажи, заключенного с Л.Т.А., последней земельный участок был приобретен на основании договора дарения, заключенного с Ж.О.В.

Истец полагала, что земельный участок был предоставлен в 2008 году Ж.О.В. с нарушением ее прав и требований закона, поскольку подъезд к принадлежащему истцу на праве собственности зданию осуществляется по спорному земельному участку, земельный участок продан Ж.О.В. без проведения аукциона, в котором истец могла бы участвовать.

Истец ссылалась на то, что о нарушенном праве ей стало известно в ноябре 2012 года, после чего она обратилась с письменным заявлением в прокуратуру района Саратовской области, а затем с иском в арбитражный суд, которым 28 августа 2013 года вынесено определение о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

Решением городского суда Саратовской области от 30 января 2014 года исковые требования К.Н.А. оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции, в том числе, о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку К.Н.А. должна была узнать о нарушении ее прав в момент подписания акта согласования границ спорного земельного участка (29 ноября 2007 года), оснований для восстановления пропущенного срока не имелось и доказательств наличия уважительных причин пропуска срока исковой давности истцом не представлено.

Управление по распоряжению муниципальной собственностью и земельными ресурсами администрации муниципального района Саратовской области обратилось с иском к Н.А.И., в котором просило признать договоры аренды земли от 1 декабря 2005 года, от 15 ноября 2006 года незаключенными, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что 1 декабря 2005 года на основании постановления муниципального образования Саратовской области от 5 августа 2005 года между муниципальным образованием и Н.А.И. был подписан договор аренды земли, в качестве предмета которого указан земельный участок из земель поселений с разрешенным использованием: промышленная застройка. Срок договора определен с 5 августа 2005 года по 4 августа 2015 года. 15 ноября 2006 года на основании постановления администрации муниципального образования Саратовской области от 26 сентября 2006 года между муниципальным образованием Саратовской области и Н.А.И. подписан договор аренды земли, в качестве предмета которого указан земельный участок из земель поселений, под объектом материально-технического снабжения, сбыта и заготовок. Срок договора определен с 26 сентября 2006 года по 25 сентября 2016 года. Согласно условиям договоров аренды они подлежали регистрации в территориальном органе, осуществляющем регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Поскольку договоры аренды земли заключены на срок более года, они подлежали обязательной государственной регистрации, однако зарегистрированы не были. Истец, полагая, что указанные договоры являются незаключенными и не порождают юридических последствий, в том числе права ответчика на использование земельных участков, обратился в суд с названным иском.

Решением районного суда Саратовской области от 7 октября 2014 года иск удовлетворен, при этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что срок исковой давности (о применении которого заявлено ответчиком) истцом не пропущен, поскольку о нарушении условий договоров аренды истцу стало известно 18 апреля 2014 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 21 января 2015 года решение суда отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении иска в связи с неправильным применением судом норм материального права, а также в связи с пропуском истцом срока исковой давности, поскольку оспариваемые договоры аренды были фактически исполнены, земельные участки на праве аренды переданы Н.А.И., оплата Н.А.И. за пользование земельными участками произведена до 13 февраля 2014 года на счет управления по распоряжению муниципальной собственностью и земельными ресурсами администрации муниципального района Саратовской области, истец ранее 18 апреля 2014 года должен был знать об отсутствии государственной регистрации договоров аренды.

Х.О.Л. обратилась с иском к Т.А.В. о признании права общей собственности на автомобиль, приобретенный 14 декабря 2010 года сторонами в период проживания в незарегистрированном браке для совместного пользования. Поводом к обращению в суд послужил отказ ответчика добровольно разделить общее, как полагала истец, имущество.

Решением районного суда Саратовской области от 5 июня 2014 года в удовлетворении иска отказано в связи с пропуском истцом срока исковой давности, поскольку иск Х.О.Л. подан 9 апреля 2014 года в отсутствие доказательств уважительности причин пропуска такового, о приобретении автомобиля и об оформлении его в личную собственность Т.А.В. истцу было известно в день заключения договора купли-продажи, то есть 14 декабря 2010 года.

К.С.Н. обратился с иском к М.С.А. о взыскании долга по договору займа в размере 10000 долларов США в рублевом эквиваленте по состоянию на 5 февраля 2014 года, ссылаясь в обоснование заявленного на следующие обстоятельства. В октябре 1995 года между ним и ответчиком был заключен договор беспроцентного займа, по условиям которого истец передал М.С.А. денежные средства в сумме 10000 долларов США до момента востребования. В сентябре 1998 года К.С.Н. обратился к ответчику с требованием о возврате ему суммы займа, однако ответчик, сославшись на отсутствие у него денежных средств, попросил о предоставлении ему отсрочки возврата долга до 2001 года. В августе 2001 года К.С.Н. вновь обратился к М.С.А. с требованием о возврате ему суммы займа, но ответчик вновь просил предоставить ему отсрочку возврата суммы займа до июня 2007 года, а впоследствии - до мая 2010 года. 6 сентября 2012 года истец в очередной раз обратился к ответчику с требованием о возврате заемных денежных средств, на что М.С.А. ответил отказом.

Решением районного суда Саратовской области от 25 марта 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 17 июня 2014 года, в иске К.С.Н. отказано в связи с недоказанностью наличия между сторонами заемных обязательств.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции о недоказанности факта наличия заемных отношений между сторонами не согласилась, поскольку исследованные доказательства, в том числе материалы уголовного дела по обвинению М.С.А. в совершении преступления, соответствуют требованиям о допустимости доказательств и подтверждают возникновение спорных правоотношений.

При этом судебная коллегия признала обоснованным заявленное ответчиком в суде первой инстанции ходатайство о применении исковой давности, поскольку с требованием о возврате суммы долга по договору займа истец впервые обратился к ответчику в сентябре 1998 года, должник заемные денежные средства по требованию истца не возвратил. Доводы К.С.Н. о предоставлении ответчику отсрочки исполнения обязательства вплоть до мая 2010 года не подтверждены доказательствами, в связи с чем судебная коллегия пришла к выводу о том, что о нарушении своих прав К.С.Н. узнал в сентябре 1998 года. До 5 февраля 2014 года К.С.Н. с требованиями к М.С.А. о взыскании суммы долга в суд не обращался, в добровольном порядке требования истца ответчиком не исполнены, следовательно, не имелось оснований для перерыва или приостановления течения срока исковой давности.

Г.Д.М. обратился с иском к К.А.А., Ц.С.В. о взыскании долга по договору займа, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что 4 августа 2004 года между ним и К.Н.С. был заключен договор о предоставлении займа на сумму 150000 рублей под 10 % в месяц сроком до 4 августа 2005 года. Впоследствии истец передавал К.Н.С. в долг денежные средства по договорам от 1 сентября 2004 года в размере 25000 рублей под 10 % в месяц сроком до 1 ноября 2004 года, 4 ноября 2004 года - в размере 50000 рублей под 10 % в месяц сроком до 4 августа 2005 года, 4 ноября 2004 года – в размере 45000 рублей без указания срока возврата денежных средств. В начале 2014 года истцу стало известно, что К.Н.С. умерла, наследниками умершей являются ее дети К.А.А., Ц.С.В.

Решением районного суда Саратовской области от 5 ноября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 21 января 2015 года, в удовлетворении исковых требований отказано. Суд первой инстанции, установив начало течения срока исковой давности по спорным правоотношениям по договорам займа, определяемое сроками возврата денежных средств, а по договору от 4 ноября 2004 года без указания срока возврата займа - с учетом направления истцом требования о возврате долга в декабре 2004 года, пришел к правильному выводу о том, что трехлетний срок исковой давности истцом пропущен.

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 ГК РФ).

По смыслу статьи 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления. В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном статьей 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является ненадлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

24 февраля 2015 года З.М.Ш. обратилась с иском к индивидуальному предпринимателю Ф.Т.М. о признании договора аренды земельного участка незаключенным, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 28 октября 2013 года она является собственником 1/16 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок. Ранее данная доля в праве собственности на земельный участок принадлежала ее супругу. Земельный участок используется индивидуальным предпринимателем Ф.Т.М. на основании договора аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения от 25 февраля 2011 года, заключенного на срок с 25 февраля 2011 года по 25 февраля 2021 года между сособственниками земельного участка в лице их представителя на основании доверенностей Ф.В.Н., с одной стороны, и индивидуальным предпринимателем Ф.Т.М., с другой стороны, зарегистрированного 23 января 2012 года. Истец полагала, что при заключении договора аренды земельного участка был нарушен определенный Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» порядок распоряжения земельным участком из земель сельскохозяйственного назначения, а именно: при передаче в аренду индивидуальному предпринимателю Ф.Т.М. земельного участка общее собрание собственников общей долевой собственности на земельный участок не проводилось, условия передачи в аренду спорного объекта недвижимости не определялись, арендную плату истец не получала.

Решением районного суда Саратовской области от 2 апреля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 9 июня 2015 года, отказано З.М.Ш. в удовлетворении иска, в том числе, в связи с пропуском срока исковой давности, поскольку для истца, являющейся правопреемником после смерти 6 февраля 2012 года супруга З.В.М. по договору аренды земельного участка от 25 февраля 2011 года, срок исковой давности начинает течь со дня начала исполнения договора, то есть с 5 февраля 2011 года, о чем З.М.Ш. должна была знать.

IV. Приостановление течения срока исковой давности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 202 ГК РФ в действующей с 1 сентября 2013 года редакции течение срока исковой давности приостанавливается в следующих случаях: 1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила); 2) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил РФ, переведенных на военное положение; 3) в силу установленной на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий); 4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующих соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, что указанные в пункте 1 настоящей статьи обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев, в течение срока исковой давности (пункт 2).

Если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры (пункт 3).

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее шести месяцев, удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев, до срока исковой давности (пункт 4).

Анализ изменений названной нормы закона показывает, что Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» подпункт 5 пункта 1 статьи 202 ГК РФ, предусматривавший приостановление течения срока исковой давности при заключении сторонами соглашения о проведении процедуры медиации, исключен, и введен пункт 3, регулирующий названный вопрос, а пункт 3 статьи 202 ГК РФ воспроизведен в пункте 4 данной статьи с незначительными редакционными уточнениями.

Согласно пункту 3 статьи 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (например, пункт 2 статьи 407 Кодекса торгового мореплавания РФ, статья 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи», пункт 1 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пункт 1 статьи 12 Федерального закона от 30 июня 2003 года № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока – на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры (пункт 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

IV. Перерыв течения срока исковой давности. Течение срока исковой давности при защите нарушенного права в судебном порядке.

Согласно статье 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ).

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Статья 203 ГК РФ в редакции закона, действовавшей до 1 сентября 2013 года, регулировала перерыв течения срока исковой давности, в том числе при предъявлении иска в установленном порядке.

До внесения Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ изменений статья 204 ГК РФ предусматривала, что если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до его предъявления течение срока исковой давности продолжается в общем порядке.

Так, по гражданскому делу по иску Ц.Л.М. к обществу с ограниченной ответственностью «С.» о возмещении ущерба, причиненного заливом, о взыскании компенсации морального вреда, штрафа, убытков районный суд Саратовской области пришел к правильному выводу о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку причинение ущерба по обстоятельствам, указанным истцом, имело место 14 октября 2009 года, 29 января 2010 года, 11 февраля 2010 года, 19 февраля 2010 года, с настоящим иском Ц.Л.М. обратилась в суд 30 января 2014 года с пропуском трехлетнего срока исковой давности. При этом суд учитывал, что 17 апреля 2012 года, 2 октября 2012 года Ц.Л.М. обращалась с аналогичными исками, которые были оставлены без рассмотрения определениями суда от 18 мая 2012 года, от 3 декабря 2012 года, соответственно, по основаниям, предусмотренным абзацем восьмым статьи 222 ГПК РФ. Данное обстоятельство не могло повлиять на вывод суда о пропуске истцом срока исковой давности в силу пункта 2 статьи 204 ГК РФ и с учетом периодов нахождения указанных дел в производстве суда.

Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ изменена редакция статьи 204 ГК РФ, предусматривающей течение срока исковой давности при защите нарушенного права в судебном порядке, которая регулировала до 1 сентября 2013 года течение срока исковой давности лишь при оставлении иска без рассмотрения.

Так, в соответствии со статьей 204 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ) срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права (пункт 1).

При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено. Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения (пункт 2).

Если после оставления иска без рассмотрения неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, если основанием оставления иска без рассмотрения послужили действия (бездействие) истца (пункт 3).

В соответствии с разъяснениями, данными в пунктах 17 - 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», в силу пункта 1 статьи 204 ГК РФ срок исковой давности не течет с момента обращения за судебной защитой, в том числе со дня подачи заявления о вынесении судебного приказа либо обращения в третейский суд, если такое заявление принято к производству.

Днем обращения в суд считается день, когда исковое заявление сдано в организацию почтовой связи либо подано непосредственно в суд, в том числе путем заполнения в установленном порядке формы, размещенной на официальном сайте суда в сети «Интернет».

Положение пункта 1 статьи 204 ГК РФ не применяется, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ требований.

В случае своевременного исполнения истцом требований, изложенных в определении судьи об оставлении искового заявления без движения, а также при отмене определения об отказе в принятии или возвращении судебного приказа такое заявление считается поданным в день первоначального обращения, с которого исковая давность не течет.

По смыслу статьи 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа.

В случае прекращения производства по делу по указанным выше основаниям, а также в случае отмены судебного приказа, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, когда иск был оставлен без рассмотрения по основаниям, предусмотренным абзацами вторым, четвертым, седьмым и восьмым статьи 222 ГПК РФ (пункт 3 статьи 204 ГПК РФ).

В случае замены ненадлежащего ответчика надлежащим исковая давность к надлежащему ответчику не течет с момента заявления ходатайства истцом или выражения им согласия на такую замену (статья 41 ГПК РФ).

Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (статья 203 ГПК РФ). К таким действиям, в частности, могут относиться: признание претензии, изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа), подписание уполномоченным лицом акта сверки взаимных расчетов. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании такового.

Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником. В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь части долга (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

Перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Вместе с тем по истечении срока исковой давности течение исковой давности начинается заново, если должник или иное обязанное лицо признает свой долг в письменной форме (пункт 2 статьи 206 ГК РФ).

Совершение представителем должника действий, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срок исковой давности при условии, что это лицо обладало соответствующими полномочиями (статья 182 ГК РФ).

Исковая давность не может прерываться посредством бездействия должника (статья 203 ГК РФ). То обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не свидетельствует о признании им долга.

Правила статьи 203 ГК РФ (в редакции закона, действовавшей до 1 сентября 2013 года) о перерыве течения срока исковой давности в связи с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, не могут быть применены к отношениям между организациями по признанию долга, имевшим место до вступления в действие части первой ГК РФ, поскольку действовавшим в тот период законодательством такого основания перерыва течения срока исковой давности в отношениях между юридическими лицами не предусматривалось. В тех случаях, когда правоотношения сторон возникли до 1 января 1995 года, а действия, свидетельствующие о признании долга, совершены обязанным лицом после этой даты, соответствующие предписания статьи 203 ГК РФ подлежат применению (данное разъяснение, не утратившее своего значения при анализе длящихся правоотношений закреплено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года № 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 года № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», признанного не подлежащим применению постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43).

Бремя доказывания наличия обстоятельств, свидетельствующих о перерыве, приостановлении течения срока исковой давности, возлагается на лицо, предъявившее иск (пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

24 марта 2014 года М.И.Н. обратилась с иском к Г.С.В., обществу с ограниченной ответственностью «С.» о взыскании денежных средств, о расторжении договора на изготовление и доставку деревянного сруба, ссылалась в обоснование заявленного на то, что 12 декабря 2007 года она заключила с обществом с ограниченной ответственностью «С.» договор на доставку деревянного сруба, в счет исполнения своих обязательств 1 августа 2007 года передала Г.С.В. денежные средства в сумме 60000 рублей, 5 апреля 2008 года - 40000 руб. Вместе с тем обязательства по договору ответчиками исполнены не были, при этом в декабре 2011 года Г.С.В. вернул истцу 2000 рублей.

Решением районного суда Саратовской области от 9 июня 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 19 ноября 2014 года, исковые требования М.И.Н. частично удовлетворены, в ее пользу взысканы денежные средства в сумме 98000 рублей. При этом судом первой инстанции установлено, что истцом срок исковой давности не пропущен, поскольку его течение было прервано совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга в декабре 2011 года.

М.В.А. обратился с иском к П.В.В. о расторжении предварительного договора купли-продажи недвижимого имущества, о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что 20 сентября 2005 года между ним и П.В.В. был заключен предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества, по условиям которого ответчик принял на себя обязательства продать и передать ему в собственность земельный участок с расположенным на нем жилым домом, а он, в свою очередь, при подписании предварительного договора уплатил ответчику полную стоимость приобретаемой недвижимости. Срок совершения сделки в предварительном договоре определен не был, соответственно, основной договор должен был быть заключен сторонами в течение года, то есть в срок до 20 сентября 2006 года. В период с 3 октября 2006 года по 2 апреля 2010 года М.В.А. отбывал наказание в местах лишения свободы. Об отчуждении дома и земельного участка иному лицу истцу стало известно 14 августа 2013 года.

20 декабря 2013 года, 26 марта 2014 года М.В.А. обращался в суд с исками к П.В.В. о взыскании неосновательного обогащения, иски были оставлены без рассмотрения по основанию, предусмотренному абзацем седьмым статьи 222 ГПК РФ.

Решением районного суда Саратовской области от 12 августа 2014 года исковые требования М.В.А. оставлены без удовлетворения. Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку иск М.В.А. предъявлен 27 июня 2014 года, то есть практически через 9 лет после заключения предварительного договора и через 8 лет после прекращения обязательств, предусмотренных предварительным договором; выдача П.В.В. 6 октября 2009 года доверенности в целях совершения сделки купли-продажи не свидетельствует о признании им долга перед истцом, а поданные в декабре 2013 года, в марте 2014 года М.В.А. иски о взыскании неосновательного обогащения оставлены судом без рассмотрения, что не свидетельствует о перерыве течения срока исковой давности, равно как и не имелось оснований для восстановления пропущенного срока исковой давности ввиду отбывания истцом наказания в местах лишения свободы, поскольку иск им предъявлен по истечении трех лет после отбытия наказания.

V. Восстановление срока исковой давности.

Согласно статье 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», в соответствии со статьей 205 ГК РФ в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца – физического лица, если последним заявлено такое ходатайство и им представлены необходимые доказательства.

По смыслу указанной нормы, а также пункта 3 статьи 23 ГК РФ срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином – индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

16 июня 2014 года С.И.Н. обратилась с иском к М.Н.В. о признании квартиры общей собственностью ее и М.Н.В., о признании права собственности на ½ долю в праве собственности на квартиру, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что передала ответчику денежные средства для приобретения квартиры в общую долевую собственность, вместе с тем квартира им приобретена в личную собственность по договору от 27 мая 2011 года.

В обоснование ходатайства о восстановлении срока исковой давности С.И.Н. ссылалась на смерть мужа в 2011 году, ее госпитализацию в 2012 году, установление инвалидности, что препятствовало своевременному обращению в суд с иском.

Решением районного суда Саратовской области от 15 августа 2014 года пропущенный С.И.Н. по уважительным причинам срок исковой давности восстановлен, вместе с тем суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований как не основанных на законе и не подтвержденных доказательствами.

VI. Исполнение обязанности по истечении срока исковой давности.

В силу пункта 1 статьи 206 ГК РФ должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Федеральным законом от 8 марта 2015 года № 42-ФЗ статья 206 ГК РФ дополнена пунктом 2 следующего содержания: «Если по истечении срока исковой давности должник или иное обязанное лицо признает в письменной форме свой долг, течение исковой давности начинается заново».

VII. Срок исковой давности по повременным платежам и процентам. Применение исковой давности к дополнительным требованиям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.

Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ статья 207 ГК РФ дополнена пунктом 2 следующего содержания: «В случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа по главному требованию срок исковой давности по дополнительным требованиям считается истекшим».

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 24 – 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», по смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (статья 330 ГПК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам статьи 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Признание обязанным лицом основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами), а также требований по возмещению убытков, и, соответственно, не может расцениваться как основание перерыва течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованиям о возмещении убытков.

Аналогичным образом исчисляется срок исковой давности по требованию о взыскании процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами (статья 317.1 ГК РФ).

Предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям (статья 207 ГК РФ). Например, в случае предъявления иска о взыскании лишь суммы основного долга срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки продолжает течь.

Согласно пункту 1 статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство, требование о возмещении неполученных доходов при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения и т.п.), в том числе возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию.

Вместе с тем, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что проценты, подлежащие уплате заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктов 1 статьи 809 ГК РФ, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредита), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

Общество с ограниченной ответственностью «У.» обратилось с иском к П.Я.Ю., С.Н.А., С.А.Ю. о взыскании в солидарном порядке задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг за период с 1 января 2009 года по 30 апреля 2013 года.

Решением районного суда года Саратова от 3 апреля 2015 года исковые требования удовлетворены в части, при этом суд применил исковую давность к требованиям истца о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг за три года, предшествовавшие дате обращения в суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда с выводами суда первой инстанции согласилась, отклонив при этом доводы истца о том, что произведенные ответчиками переплаты в 2010 - 2012 годах свидетельствуют о признании долга, образовавшегося с 2009 года, что прерывает течение срока исковой давности, поскольку доказательств внесения ответчиками денежных средств в 2010 - 2012 годах именно в счет погашения долга не представлено.

VIII. Требования, на которые исковая давность не распространяется.

В соответствии со статьей 208 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 2 ноября 2013 года № 302-ФЗ) исковая давность не распространяется на:

требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;

требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов;

требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»;

требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304);

другие требования в случаях, установленных законом.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные статьей 208 ГК РФ. К их числу относятся требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, в том числе требования о признании права (обременения) отсутствующим.

Положения, предусмотренные абзацем пятым статьи 208 ГК РФ, не применяются к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

Конституционный Суд РФ в своем определении от 3 ноября 2006 года № 445-О разъяснил, что положения статьи 208 ГК РФ не могут рассматриваться как препятствующие взысканию за прошлое время без ограничения каким-либо сроком не выплаченных своевременно пострадавшим лицам сумм возмещения вреда, причиненного их жизни или здоровью при исполнении ими обязанностей по трудовому договору, а также вследствие чернобыльской катастрофы, по вине органов, обязанных осуществлять указанные выплаты.

В соответствии с абзацем четвертым статьи 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

Вред, причиненный здоровью граждан, оказавшихся в зоне влияния радиационного излучения в момент катастрофы на Чернобыльской АЭС, относится к вреду, реально невосполнимому и неисчисляемому, что обязывает государство стремиться к его возможно более полному по объему возмещению.

Возмещение указанного вреда с учетом специфики обстоятельств его причинения осуществляется в соответствии с Законом РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», который не содержит положений, препятствующих взысканию за прошлое время своевременно не полученных пострадавшими лицами сумм возмещения вреда, причиненного их здоровью вследствие аварии на Чернобыльской АЭС, когда задолженность образовалась по вине органов, обязанных осуществлять такие выплаты.

Таким образом, положения абзаца четвертого статьи 208 ГК РФ, ограничивающие сроком право получения денежных средств за прошлое время, к требованиям граждан о взыскании недополученных сумм возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, применению не подлежит.

IX. Применение исковой давности по отдельным категориям споров.

Требования о признании сделок недействительными, о применении последствий недействительности сделок.

Первая редакции статьи 181 ГК РФ предусматривала специальный срок исковой давности при предъявлении иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки продолжительностью в десять лет со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а также срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении ее последствий, - один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Федеральным законом от 21 июля 2005 года № 109-ФЗ статья 181 ГК РФ была изложена в следующей редакции: «Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (пункт 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2)».

При этом предусмотрено статьей 2 Федерального закона от 21 июля 2005 года № 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», что установленный статьей 181 ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

В соответствии с пунктом 1 статьи 181 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Согласно статье 3 Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации» нормы ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) об основаниях и о последствиях недействительности сделок (статьи 166 - 176, 178 - 181) применяются к сделкам, совершенным после дня вступления в силу настоящего Федерального закона (1 сентября 2013 года).

Пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года № 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 года № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», признанного не подлежащим применению постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43, содержал не утратившее своей актуальности при анализе длящихся правоотношений разъяснение о том, что при рассмотрении дел о применении последствий недействительности ничтожной сделки следует учитывать, что для этих исков установлен десятилетний срок исковой давности, который в силу пункта 1 статьи 181 ГК РФ исчисляется со дня, когда началось исполнение такой сделки.

Данный срок исковой давности применяется к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 года. Начало течения срока исковой давности в этих случаях определяется согласно ранее действовавшему законодательству.

К иску о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, право на предъявление которого возникло до 1 января 1995 года, применяется не годичный срок исковой давности, а срок исковой давности, установленный для соответствующих исков ранее действовавшим законодательством.

Решением районного суда города Саратова от 5 июня 2014 года отказано в удовлетворении иска администрации муниципального района Саратовской области к В.В.И. о признании недействительными постановлений администрации от 15 октября 2012 года о согласовании места размещения объекта, об утверждении акта выбора земельного участка для строительства, от 20 ноября 2012 года о предоставлении права аренды земельного участка, о признании недействительным договора аренды земельного участка от 7 декабря 2012 года.

Основанием для отказа в иске послужил вывод суда первой инстанции о пропуске истцом установленного пунктом 2 статьи 181 ГК РФ годичного срока для предъявления требований о признании оспоримой сделки недействительной.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 августа 2014 года решение суда отменено и принято новое решение об удовлетворении исковых требований. Судебная коллегия посчитала ошибочными выводы суда о том, что заключенная 7 декабря 2012 года сделка является оспоримой и что рассматриваемые правоотношения регулируются положениями ГК РФ о недействительности сделок в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ. Учитывая, что при предоставлении ответчику земельного участка органом местного самоуправления были нарушены нормы земельного и градостроительного законодательства, судебная коллегия, руководствуясь статьями 13, 168 ГК РФ (в редакции, действовавшей в период возникновения спорных правоотношений), пришла к выводу о ничтожности сделки (договора аренды), о применении к спорным правоотношениям положений пункта 1 статьи 181 ГК РФ, предусматривающих трехлетний срок исковой давности для предъявления требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки. При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала, что срок исковой давности истцом не был пропущен, рассмотрев заявленные требования по существу.

К.О.И. обратился с иском к С.Л.А., Н.Е.В., С.Р.Н., Р.Н.Ю., К.Е.О. о признании сделки недействительной, о возложении обязанности заключить договор купли-продажи недвижимого имущества, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что 26 апреля 2004 года передал С.Р.Н. в счет аванса за дом и земельный участок денежные средства в сумме 5000 рублей, 20 мая 2004 года – 280000 рублей, однако С.Л.А. в лице представителя Н.Е.В. 13 октября 2004 года был заключен договор купли-продажи указанного недвижимого имущества с Р.Н.Ю., действовавшей в своих интересах и в интересах К.

Решением районного суда Саратовской области от 29 октября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 28 января 2015 года, в иске К.О.И. отказано.

Суд первой инстанции при разрешении спора признал заявление ответчика о применении исковой давности необоснованным, поскольку исполнение договора купли-продажи недвижимости от 13 октября 2004 года началось в момент регистрации сделки 28 октября 2004 года, с этого времени К.О.И., исходя из конкретных обстоятельств дела, должен был узнать о ее исполнении, и с учетом начала течения срока исковой давности с 28 октября 2004 года и требований Федерального закона от 21 июля 2005 года № 109-ФЗ на дату подачи иска (26 августа 2014 года) десятилетний срок исковой давности не истек.

Ч.А.В. обратился с иском к администрации муниципального района Саратовской области, К.С.А., Б.В.П. о признании незаконными постановлений администрации муниципального района Саратовской области от 20 и 26 июля 2011 года о предоставлении земельных участков в аренду, о признании недействительными договоров аренды от 26 и 28 июля 2011 года, заключенных между администрацией муниципального района Саратовской области и К.С.А., о признании недействительными договоров замены стороны в обязательстве, заключенных 8 сентября 2011 года между Б.В.П. и К.С.А., о применении последствий недействительности сделок, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что земельные участки были переданы в аренду К.С.А., а в последующем – Б.В.П. в нарушение порядка, установленного статьей 10 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Ч.А.В. полагал принятые администрацией муниципального района Саратовской области постановления не соответствующими требованиям закона, а договоры аренды земельных участков и договоры замены стороны в обязательстве - ничтожными, поскольку процедура предоставления земельных участков проведена в нарушение закона.

Решением городского суда Саратовской области от 18 декабря 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 17 марта 2015 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

Принимая решение об отказе в удовлетворении иска, суд установил, что у Ч.А.В. имелась возможность получить сведения о правообладателях спорных земельных участков в регистрирующем органе, начиная с момента регистрации права аренды (с 22 августа 2011 года).

Доводы истца о том, что о наличии оспариваемых постановлений и заключенных в соответствии с ними договоров ему стало известно лишь в апреле 2014 года, признаны необоснованными, поскольку в силу пункта 1 статьи 181 ГК РФ (в редакции, применяемой к спорным правоотношениям) течение трехлетнего срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки, каковым в данном случае является июнь – август 2011 года. Между тем с исковым заявлением Ч.А.В. обратился в суд 27 октября 2014 года - за пределами срока исковой давности.

С.Н.В. обратилась с иском к С.С.Н., М.В.Н., М.Л.В. о признании недействительными договора купли-продажи недвижимого имущества, договора дарения и свидетельства о праве на наследство, о прекращении права собственности, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что с 15 декабря 2007 года она состоит в браке с С.С.Н. 9 марта 2007 года С.С.Н. приобрел по договору купли-продажи хозяйственные строения (сооружения) и земельный участок, право собственности на которые были зарегистрированы за ответчиком. 28 сентября 2007 года С.С.Н. администрацией муниципального района Саратовской области было выдано разрешение на строительство жилого дома на земельном участке, принадлежащим ему на праве собственности. В период брака в 2008 - 2009 годах на указанном земельном участке супругами был построен жилой дом, право собственности на который было зарегистрировано за С.С.Н. В последующим супругами был произведен раздел жилого дома и земельного участка в натуре. При этом частям жилого дома были присвоены разные адреса. В результате раздела жилого дома и земельного участка были образованы два земельных участка. Указанные объекты недвижимости являются совместно нажитым имуществом супругов, право на которые после раздела в натуре было зарегистрировано 27 апреля 2010 года за С.С.Н.

11 мая 2010 года. С.В.Н., не получив нотариального согласия истца на совершение сделки по отчуждению совместно нажитого имущества, заключил с М.В.Н. договор купли-продажи части жилого дома и земельного участка. При заключении договора в регистрирующем органе С.С.Н. был представлен паспорт, в котором содержались сведения о регистрации брака с С.Н.В. Однако в договоре купли-продажи указано, что продавец в зарегистрированном браке не состоит. Истец просила признать сделку купли-продажи части жилого дома и земельного участка недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 35 СК РФ, статьей 168 ГК РФ.

Поскольку в дальнейшем в отношении спорного имущества был совершен договор дарения, а также выдано свидетельство о праве на наследство в связи со смертью одаряемой, С.Н.С. просила признать недействительными также договор дарения от 15 октября 2011 года, свидетельство о праве на наследство, выданное 15 мая 2012 года, прекратить право собственности М.Л.В. на часть жилого дома и земельный участок; признать право общей совместной собственности С.Н.В. и С.С.Н. на часть жилого дома и земельный участок. Истец указала, что о совершенной супругом в 2010 году сделке она узнала 12 мая 2014 года, когда получила выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Решением районного суда Саратовской области от 14 ноября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 28 января 2015 года, исковые требования С.Н.В. оставлены без удовлетворения.

Отказывая С.Н.В. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции на основании пункта 3 статьи 35 СК РФ, пункта 2 статьи 181 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора купли-продажи), пришел к выводу о том, что С.Н.В. обратилась в суд с иском за пределами срока исковой давности, доказательств уважительности причин пропуска такового не представила, поскольку семья М. въехала в спорную часть жилого дома в августе 2010 года и стала там постоянно проживать. Несмотря на кратковременную смену собственника спорных объектов недвижимости, данное место жительства М. не покидали. В спорном жилом доме зарегистрированы с 26 ноября 2010 года М.В.Н., М.Л.В., с 19 июля 2011 года – М.Л.Н., коммунальные услуги, поставляемые в спорную часть жилого дома, ответчики оплачивали самостоятельно с июня 2010 года, уплата налогов за спорные объекты недвижимости осуществлялась ими. Кроме того, судом с учетом показаний допрошенных свидетелей установлено, что С.Н.В. находилась в дружеских отношениях с ответчиками, приходила в их часть дома, принимала участие в их семейных торжествах, знала о состоявшейся между ее мужем и М. сделке.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что С.Н.В. должна была узнать о совершенной сделке не позднее 2010 года и обратилась в суд с иском за пределами срока исковой давности. Учитывая, что истцом срок исковой давности для оспаривания сделки купли-продажи был пропущен, следовательно, правовых оснований для признания договора дарения и свидетельства о праве на наследство недействительными также не имелось.

Требования о государственной регистрации сделки.

В соответствии с положениями статьи 165 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ), если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд по требованию исполнившей сделку стороны вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется (пункт 1).

Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд по требованию другой стороны вправе вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (пункт 2).

В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, сторона, необоснованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки (пункт 3).

Срок исковой давности по требованиям, указанным в настоящей статье, составляет один год (пункт 4).

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 58, 60 - 62 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона приняла исполнение и уклоняется от такого удостоверения, суд по требованию стороны, исполнившей сделку, вправе признать сделку действительной. Годичный срок исковой давности по указанному требованию исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что другая сторона уклоняется от нотариального удостоверения (пункт 4 статьи 165, пункт 1 статьи 200 ГК РФ).

Согласно пункту 7 статьи 3 Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» срок исковой давности, установленный пунктом 4 статьи 165 ГК РФ, применяется к требованиям, основания для которых возникли после дня вступления в силу этого Закона (1 сентября 2013 года), поэтому положения пункта 4 статьи 165 ГК РФ применяются к требованиям о признании действительной сделки, при совершении которой не была соблюдена необходимая нотариальная форма, и о государственной регистрации сделки, если принятие исполнения стороной сделки, нотариальное удостоверение которой не было осуществлено, или, соответственно, совершение сделки, не прошедшей государственную регистрацию, имели место после 1 сентября 2013 года.

Сторона, фактически исполнявшая сделку до ее необходимой государственной регистрации, не вправе ссылаться на истечение срока исковой давности по требованию другой стороны о ее государственной регистрации (пункт 2 статьи 10, пункт 3 статьи 433 ГК РФ).

Сокращенный (годичный) срок исковой давности, установленный в пункте 4 статьи 165 ГК РФ, не распространяется на требование одной стороны сделки к другой стороне о возмещении убытков, вызванных уклонением последней от нотариального удостоверения или государственной регистрации этой сделки (статья 15 ГК РФ, пункт 3 статьи 165 ГК РФ). К названному требованию подлежит применению общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ).

При этом следует учитывать и разъяснения, данные в пункте 64 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (в отношении требований, основания для которых возникли до 1 сентября 2013 года), в частности, о том, что общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ, распространяется на требование о государственной регистрации сделки или перехода права собственности, и по смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности по требованию о государственной регистрации сделки или перехода права собственности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, например, со дня отказа контрагента по сделке передать документы, необходимые для регистрации, или создания иных препятствий для такой регистрации.

Требования о защите права собственности и других вещных прав.

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 7, 9, 14, 16, 18, 22, 42, 49, 57 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», предъявляя иск об истребовании из чужого незаконного владения имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления за унитарным предприятием или учреждением, собственник имущества обращается не только в защиту права собственности, но и в защиту права хозяйственного ведения или оперативного управления. При предъявлении иска собственником имущества унитарного предприятия или учреждения срок исковой давности следует исчислять со дня, когда о нарушенном праве стало известно или должно было стать известно унитарному предприятию или учреждению (статья 200 ГК РФ).

Сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением абзаца первого пункта 2 статьи 295 ГК РФ, а также с нарушением положений Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица. Ответчик вправе заявить об истечении срока исковой давности для признания такой сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 181 ГК РФ.

По смыслу пункта 3 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки других участников долевой собственности любой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно или должно было стать известно о совершении сделки, требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Исковые требования, предъявленные с пропуском указанного срока, удовлетворению не подлежат. В то же время по заявлению гражданина применительно к правилам статьи 205 ГК РФ этот срок может быть восстановлен судом, если гражданин пропустил его по уважительным причинам.

По смыслу статей 225, 234 ГК РФ право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Поскольку с введением в действие Закона СССР «О собственности в СССР» (1 июля 1990 года) утратила силу статья 90 ГК РСФСР 1964 года, согласно которой исковая давность не распространяется на требования государственных организаций о возврате государственного имущества из чужого незаконного владения, с указанной даты в отношении государственного имущества действуют общие положения об исчислении срока исковой давности.

В силу пункта 4 статьи 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301, 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В этой связи течение срока приобретательной давности в отношении государственного имущества может начаться не ранее 1 июля 1990 года. При разрешении споров в отношении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, следует учитывать, что они приобретаются в собственность в порядке, установленном земельным законодательством.

В пункте 4 статьи 234 ГК РФ предусмотрено специальное основание для начала течения срока приобретательной давности, которое не ограничено условиями пункта 1 указанной статьи. Если основанием для отказа в удовлетворении иска собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения является пропуск срока исковой давности, с момента его истечения начинает течь срок приобретательной давности в отношении спорного имущества.

Применяя положения статьи 222 ГК РФ, судам необходимо учитывать следующее.

Собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки, вправе обратиться в суд по общим правилам подведомственности дел с иском о сносе самовольной постройки.

С иском о сносе самовольной постройки в публичных интересах вправе обратиться прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом. На требование о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется.

Судам при рассмотрении споров о восстановлении права на долю в общей долевой собственности необходимо учитывать следующее.

Если доля в праве общей долевой собственности возмездно приобретена у лица, которое не имело права ее отчуждать, о чем приобретатель не знал и не должен был знать, лицо, утратившее долю, вправе требовать восстановления права на нее при условии, что эта доля была утрачена им помимо его воли. При рассмотрении такого требования по аналогии закона подлежат применению статьи 301, 302 ГК РФ. На это требование распространяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

В силу статьи 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требование собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. В этой связи длительность нарушения права не препятствует удовлетворению этого требования судом.

Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При этом сама по себе запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

Вместе с тем в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

Споры об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения.

Течение срока исковой давности по искам об истребовании недвижимого имущества (жилых помещений) из чужого незаконного владения начинается со дня, когда уполномоченный собственником жилищного фонда орган узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

К искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ, составляющий три года (Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 1 октября 2014 года).

Требования участника долевого строительства, предъявляемые к застройщику в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства.

Течение срока исковой давности для требований участника долевого строительства, предъявляемых к застройщику в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства, выявленным в течение гарантийного срока, начинается со дня заявления о недостатках (Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 4 декабря 2013 года, в редакции от 4 марта 2015 года).

Применение исковой давности к требованиям, вытекающим из семейных отношений.

В соответствии со статьей 9 СК РФ на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен настоящим Кодексом.

При применении норм, устанавливающих исковую давность, суд руководствуется правилами статей 198 - 200 и 202 - 205 ГК РФ.

В силу пункта 7 статьи 38 СК РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05 ноября 1998 года № 15 «О рассмотрении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

М.А.Е. обратился с иском к М.И.А. о разделе совместно нажитого имущества. М.И.А. предъявлен встречный иск к М.А.Е. о признании автомашины личным имуществом, о разделе совместно нажитого имущества.

Решением районного суда Саратовской области от 4 февраля 2014 года первоначальные и встречные исковые требования удовлетворены частично. Признана общим имуществом и разделена в равных долях лишь квартира, в удовлетворении исковых требований М.А.Е. в части признания общим имуществом 100 % долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «Т.», гаражного бокса, автомобилей отказано. Автомобиль признан личной собственностью М.И.А. В удовлетворении встречных исковых требований М.И.А. о признании общим имуществом и о разделе нежилого одноэтажного здания магазина отказано.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении части исковых требований М.А.Е., М.И.А., пришел к выводу, что сторонами пропущен срок исковой давности.

Судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда от 2 июля 2014 года решение суда отменено, принято по делу новое решение, которым между супругами М.А.Е. и М.И.А. разделено совместно нажитое имущество, поскольку суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о пропуске истцами срока исковой давности, который исчислен им со дня вынесения решения суда о расторжении брака от 20 августа 2010 года, а не со дня, когда каждый из супругов узнал о нарушении своего права собственности на совместно нажитое имущество.

Требования, предъявляемые в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда.

В соответствии со статьей 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений определяется по правилам статьи 196 настоящего Кодекса (пункт 1).

Если в соответствии с договором подряда результат работы принят заказчиком по частям, течение срока исковой давности начинается со дня приемки результата работы в целом (пункт 2).

Если законом, иными правовыми актами или договором подряда установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы сделано в пределах гарантийного срока, течение срока исковой давности, указанного в пункте 1 настоящей статьи, начинается со дня заявления о недостатках (пункт 3).

Применение исковой давности по искам о перевозке грузов, багажа или буксировки буксируемых объектов.

В соответствии с пунктом 3 статьи 797 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.

Согласно статье 102 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ багаж, не востребованный в течение трех месяцев со дня прихода судна в порт, может быть реализован перевозчиком в порядке, предусмотренном статьей 85 настоящего Кодекса.

Предъявитель багажной квитанции в течение срока исковой давности имеет право получить вырученную в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи сумму за вычетом затрат, понесенных перевозчиком при хранении невостребованного багажа и его реализации (пункт 2).

В силу пункта 4 статьи 161 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ претензии к перевозчикам или буксировщикам могут быть предъявлены в течение срока исковой давности. Сроки исковой давности исчисляются в отношении:

возмещения ущерба за утрату груза, багажа или буксируемого объекта - по истечении тридцати дней со дня окончания срока доставки груза, багажа или буксируемого объекта;

возмещения ущерба за недостачу, повреждение (порчу) груза, багажа или повреждение буксируемого объекта - со дня выдачи груза, багажа или буксируемого объекта;

несоблюдения срока доставки груза или буксируемого объекта, возврата излишне уплаченной провозной платы – со дня выдачи груза или буксируемого объекта;

задержки отправления или прибытия с опозданием пассажирского судна - со дня наступления события, послужившего основанием предъявления претензии;

возмещения ущерба за недостачу однородных грузов, перевозки которых осуществляются навалом, насыпью или наливом и отправки которых осуществляются в соответствии с договором об организации перевозок грузов, - со дня подписания акта сверки расчетов за количество принятых для перевозки и сданных грузополучателям грузов.

В соответствии со статьей 164 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ иски к перевозчику или буксировщику, возникшие в связи с осуществлением перевозок грузов, багажа или буксировки буксируемых объектов, могут быть предъявлены в случае полного или частичного отказа перевозчика или буксировщика удовлетворить претензию либо в случае неполучения ответа перевозчика или буксировщика на предъявленную претензию в тридцатидневный срок.

Течение срока исковой давности начинается со дня наступления события, послужившего основанием предъявления претензии (пункт 2).

Срок исковой давности устанавливается:

по требованиям к перевозчику или буксировщику, возникающим в связи с осуществлением перевозок грузов или буксировки буксируемых объектов, - один год;

по требованиям к перевозчику, возникающим в связи с осуществлением перевозок пассажиров и их багажа, - три года (пункт 3).

Иски перевозчиков или буксировщиков к пассажирам, грузоотправителям, грузополучателям, отправителям буксируемых объектов и получателям буксируемых объектов, другим юридическим и физическим лицам, возникающие в связи с осуществлением перевозок грузов, пассажиров и их багажа, буксировки буксируемых объектов, могут быть предъявлены в течение одного года со дня наступления события, послужившего основанием предъявления таких исков (пункт 4).

Иски по требованиям, возникающим в связи со столкновением судов и с осуществлением спасательной операции, могут быть предъявлены в течение двух лет (пункт 5).

Применение исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования.

Согласно положениям статьи 966 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 4 ноября 2007 года № 251-ФЗ) срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года.

Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (статья 196).

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 10 - 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», судам необходимо учитывать, что исковая давность по спорам, возникающим из правоотношений по обязательному страхованию риска гражданской ответственности в соответствии с пунктом 2 статьи 966 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда потерпевший (выгодоприобретатель) узнал или должен был узнать об отказе страховщика в выплате страхового возмещения или о выплате его страховщиком не в полном объеме, либо со дня, следующего за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения (выдачи направления на ремонт транспортного средства), предусмотренного пунктами 17 и 21 статьи 12 Закона об ОСАГО или договором.

Перемена лиц в обязательстве (в частности, при суброгации, уступке права требования) по требованиям, которые новый кредитор имеет к лицу, ответственному за убытки, причиненные в результате дорожно-транспортного происшествия, не влечет за собой изменения течения общего (трехгодичного) срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 ГК РФ).

Основанием для перерыва течения срока исковой давности может служить, в частности, признание страховщиком претензии, частичная выплата страхового возмещения и (или) неустойки, финансовой санкции (статья 203 ГК РФ).

Из разъяснений, данных в пунктах 9 - 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», следует, что двухгодичный срок исковой давности по спорам, вытекающим из правоотношений по имущественному страхованию (статья 966 ГК РФ), исчисляется с момента, когда страхователь узнал или должен был узнать об отказе страховщика в выплате страхового возмещения или о выплате его страховщиком не в полном объеме, а также с момента истечения срока выплаты страхового возмещения, предусмотренного законом или договором.

Перемена лиц в обязательстве (статья 201 ГК РФ) по требованиям, которые страховщик в порядке суброгации имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, не влечет изменение общего (трехгодичного) срока исковой давности и порядка его исчисления. При этом срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, должен исчисляться с момента наступления страхового случая.

Требования о взыскании неосновательного обогащения.

В соответствии со статьей 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно пункту 2 статьи 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности.

Т.З.В. обратилась с иском к Н.В.М., Н.Л.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что она приходится матерью ответчику Н.В.М., в целях приобретения у него и Н.Л.В. квартиры в городе Саратове на счет сына перевела 6 октября 2011 года денежные средства, которыми ответчики распорядились. При этом договор купли-продажи квартиры заключен не был, осенью 2014 года ответчики отказались от обязанности по передаче квартиры в собственность истца, что послужило поводом к обращению в суд с иском, поданным 30 января 2015 года.

От ответчика поступило заявление о применении исковой давности как к основным, так и к дополнительным требованиям, ссылаясь на то, что оснований для перечисления денежных средств 6 октября 2011 года у истца не имелось, о чем она знала, трехлетний срок исковой давности ею пропущен.

Решением районного суда города Саратова от 13 апреля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 8 июля 2015 года, в удовлетворении иска Т.З.В. отказано, в том числе в связи с пропуском срока исковой давности. Судом установлено, что с 6 октября 2011 года, когда истец перечислила денежные средства на счет одного из ответчиков без указания назначения платежа, она знала об отсутствии законных оснований для такого перечисления, иск предъявила 30 января 2015 года за пределами срока исковой давности.

А.Р.Р. обратился с иском к А.Л.С. о взыскании неосновательного обогащения в сумме 625800 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 74284 рублей 68 копеек за период с 26 февраля 2013 года по 5 августа 2014 года и в размере 8,25 % от суммы неосновательного обогащения, начиная с 6 августа 2014 года по день фактического исполнения обязательства, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что в период с мая 2004 года по сентябрь 2010 года стороны проживали совместно, фактически состояли в семейных отношениях без регистрации брака. В счет приобретения им и А.Л.С. в качестве общей собственности квартиры в 2007 году А.Р.Р. внесены в закрытое акционерное общество «П.» личные денежные средства в сумме 625800 рублей. Прекращение фактических брачных отношений, регистрация А.Л.С. права собственности на спорную квартиру, вынесение судом решения об отказе в удовлетворении исковых требований А.Р.Р. к А.Л.С. о признании права собственности на долю в праве общей долевой собственности на названную квартиру послужили поводом для обращения в суд с названным иском.

Решением районного суда Саратовской области от 2 октября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 20 января 2015 года, в удовлетворении иска А.Р.Р. отказано, в том числе в связи с пропуском им срока исковой давности. Судом установлено, что о внесении А.Р.Р. денежных средств по договору уступки права требования от 26 января 2007 года ему было известно с момента производства названных действий 30 июля 2007 года, 14 декабря 2007 года, 15 декабря 2007 года при установленном судом отсутствии заключенного соглашения в отношении правового режима квартиры, являющейся предметом договора уступки права требования от 26 января 2007 года, стороной которого А.Р.Р. не был.

Требования о признании недействительными кредитных договоров (договоров займа).

При рассмотрении споров о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора об уплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета (ничтожной части сделки) в тех случаях, когда срок исполнения кредитного обязательства не истек, а иск должником предъявлен по истечении трехлетнего срока с момента начала исполнения ничтожной части сделки, необходимо учитывать, что исковые требования должника о взыскании уплаченных им кредитору комиссий, поданные по истечении срока исковой давности при отсутствии уважительных причин его пропуска, о чем заявлено кредитором (ответчиком), удовлетворению не подлежат (пункт 2 статьи 199, статья 205 ГК РФ).

Специальный срок исковой давности по ничтожным сделкам предусмотрен пунктом 1 статьи 181 ГК РФ для защиты нарушенного права путем применения последствий недействительности такой сделки (статья 12 ГК РФ).

При этом ничтожная сделка является недействительной с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166, пункт 1 статьи 167 ГК РФ).

При разрешении вопроса о том, с какого момента начинается течение срока исковой давности по требованиям о возврате сумм комиссии за ведение ссудного счета, уплаченных заемщиком, если такое условие договора является недействительным, необходимо учитывать следующее.

Согласно пункту 1 статьи 181 ГК РФ течение срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения.

Течение срока давности по названным требованиям определяется не субъективным фактором (осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав), а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения независимо от признания их таковыми судом, а значит, не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц.

Поскольку право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожной сделки и имеет своей целью их устранение, то именно момент начала исполнения такой сделки, когда возникает производный от нее тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления срока давности.

Таким образом, срок исковой давности по искам о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора, предусматривающего уплату комиссии за ведение ссудного счета, исчисляется со дня, когда заемщиком началось исполнение недействительной сделки по уплате комиссии за ведение ссудного счета, а именно со дня уплаты первого спорного платежа (по материалам Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 года, Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2015), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 26 июня 2015 года).

Открытое акционерное общество «С.» обратилось с иском к Л.Т.С. о взыскании задолженности в размере 306849 рублей 90 копеек по кредитному договору, заключенному 14 февраля 2012 года со сроком возврата суммы займа на 60 месяцев, с уплатой процентов за пользование займом в размере 16,2 % годовых, в связи с неисполнением должником обязательств по кредитному договору, неудовлетворением в добровольном порядке требования о погашении долга.

Л.Т.С. предъявлен встречный иск о признании кредитного договора от 14 февраля 2012 года недействительным, ссылаясь на то, что при заключении кредитного договора она действовала под влиянием заблуждения относительно природы сделки.

Решением районного суда Саратовской области от 17 марта 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 20 мая 2015 года, первоначальные исковые требования удовлетворены, в удовлетворении встречного иска отказано.

Основанием для отказа в удовлетворении встречного иска послужил, в том числе, пропуск истцом срока исковой давности, поскольку сделка, совершенная под влиянием заблуждения, относится к числу оспоримых, а с заявлением о признании кредитного договора недействительным в силу статьи 178 ГК РФ Л.Т.С. обратилась только 12 марта 2015 года, то есть по истечении годичного срока со дня ее заключения.

16 августа 2010 года К.Е.П., К.В.А. обратились с иском к закрытому акционерному обществу «К.» о признании ничтожными части условий кредитного договора от 16 августа 2007 года, в том числе в части возложения на заемщика обязанности страхования прекращения права собственности на квартиру, причинения вреда жизни, потери трудоспособности заемщиков, а также в части взимания сбора (комиссии) за предоставление кредита, о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов, штрафа. В обоснование требований истцы ссылались на нарушение их прав как потребителей банковской услуги.

Решением районного суда города Саратова от 13 февраля 2014 года исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 мая 2015 года решение суда отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении иска, в том числе, в связи с пропуском срока исковой давности, который начал течь с момента начала исполнения сделки (16 августа 2007 года).

Применение исковой давности по спорам, вытекающим из жилищных правоотношений.

В соответствии с ч. 6 ст. 46 ЖК РФ собственник помещения в многоквартирном доме вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием собственников помещений в данном доме с нарушением требований настоящего Кодекса, в случае, если он не принимал участие в этом собрании или голосовал против принятия такого решения и если таким решением нарушены его права и законные интересы. Заявление о таком обжаловании может быть подано в суд в течение шести месяцев со дня, когда указанный собственник узнал или должен был узнать о принятом решении.

Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ часть первая ГК РФ дополнена главой 9.1, правила которой подлежат применению к решениям собраний, принятым после дня вступления в силу настоящего закона (1 сентября 2013 года).

Так, в соответствии со ст. 181.1 ГК РФ правила, предусмотренные главой 9.1 ГК РФ, применяются, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное. Решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других - участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

В соответствии с пунктом 5 статьи 181.4 ГК РФ решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Согласно статье 181.5 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно: принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества; принято при отсутствии необходимого кворума; принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания; противоречит основам правопорядка или нравственности.

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 111, 112 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества, если иные сроки не установлены специальными законами.

Общедоступным с учетом конкретных обстоятельств дела может быть признано размещение информации о принятом решении собрания на доске объявлений, в средствах массовой информации, сети «Интернет», на официальном сайте соответствующего органа, если такие способы размещения являются сложившейся практикой доведения информации до участников данного гражданско-правового сообщества, а также ссылка в платежном документе, направленном непосредственно участнику, оспаривающему решение.

Общедоступность сведений предполагается, пока лицом, права которого нарушены принятием решения, не доказано иное.

Срок исковой давности для признания ничтожного решения собрания недействительным исчисляется по аналогии с правилами, установленными пунктом 5 статьи 181.4 ГК РФ (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

Т.Е.В. обратилась с иском к обществу с ограниченной ответственностью «П.», ТСЖ «У.» о признании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме от 10 июня 2013 года недействительным, о возложении обязанности произвести перерасчет начисленных жилищных и коммунальных услуг, ссылаясь в обоснование заявленного на то, она является собственником квартиры в доме, управление которым осуществляет общество с ограниченной ответственностью «П.». В июле 2013 года жителям указанного многоквартирного дома поступили квитанции по оплате за жилищно-коммунальные услуги, согласно которым увеличилась плата за содержание жилья и текущий ремонт. Позже истцу стало известно о том, что 10 июня 2013 года было принято решение внеочередного собрания собственников, на котором утверждены новые тарифы, однако в указанную дату внеочередное собрание не проводилось. 15 сентября 2013 года было проведено общее собрание собственников дома, на котором указано на незаконность действий общества с ограниченной ответственностью «П.» по повышению тарифов, о решении общего собрания от 10 июня 2013 года ей стало известно лишь 10 октября 2013 года, с иском она обратилась в суд 18 ноября 2013 года, однако исковое заявление было ей возвращено.

Представителем ответчика в суде первой инстанции заявлено ходатайство о применении исковой давности.

Решением районного суда города Саратова от 8 июля 2014 года Т.Е.В. отказано в удовлетворении иска. Принимая названное решение, суд первой инстанции, руководствуясь частью 6 статьи 46 ЖК РФ, статьей 199, пунктом 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату проведения общего собрания), установил, что в июле 2013 года истец получила квитанцию на оплату с новыми тарифами, в сентябре 2013 года - ответ из Государственной жилищной инспекции Саратовской области от 23 сентября 2013 года, в котором ей разъяснено, что тарифы установлены решением общего собрания от 10 июня 2013 года. Исковое заявление об оспаривании решения, принятого на внеочередном общем собрании собственниками помещений 10 июня 2013 года, подано в суд 11 апреля 2014 года, то есть за пределами срока исковой давности, независимо от предъявления искового заявления, возвращенного судом, с чем согласилась судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда.

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 9, 23, 28, 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», если в ЖК РФ не установлены сроки исковой давности для защиты нарушенных жилищных прав, то к спорным жилищным отношениям применяются сроки исковой давности, предусмотренные ГК РФ (статьи 196, 197 ГК РФ), и иные положения главы 12 ГК РФ об исковой давности (часть 1 статьи 7 ЖК РФ). При этом к жилищным отношениям, одним из оснований возникновения которых является договор (например, договор социального найма жилого помещения, договор найма специализированного жилого помещения, договор поднайма жилого помещения, договор о вселении и пользовании жилым помещением члена семьи собственника жилого помещения и другие), применяется общий трехлетний срок исковой давности (статья 196 ГК РФ).

Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным статьей 168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (часть 1 статьи 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (пункт 2 части 3 статьи 11 ЖК РФ), на которое исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, предусмотренным статьей 208 ГК РФ, исковая давность не распространяется.

Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения и заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным статьей 168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Применение исковой давности по требованиям, вытекающим из наследственных правоотношений.

Согласно пункту 3 статьи 1175 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2007 года № 281-ФЗ) кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в соответствии со статьей 1151 настоящего Кодекса к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию

При предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не подлежит перерыву, приостановлению и восстановлению.

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 40, 59, 73 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом,

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Сроки исковой давности по требованиям кредиторов наследодателя продолжают течь в том же порядке, что и до момента открытия наследства (открытие наследства не прерывает, не пресекает и не приостанавливает их течения).

Требования кредиторов могут быть предъявлены в течение оставшейся части срока исковой давности, если этот срок начал течь до момента открытия наследства.

По требованиям кредиторов об исполнении обязательств наследодателя, срок исполнения которых наступил после открытия наследства, сроки исковой давности исчисляются в общем порядке.

К срокам исковой давности по требованиям кредиторов наследодателя правила о перерыве, приостановлении и восстановлении исковой давности не применяются; требование кредитора, предъявленное по истечении срока исковой давности, удовлетворению не подлежит.

Наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным статьями 177, 178, 179 ГК РФ, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.

Вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям об оспоримости сделки разрешается судом исходя из конкретных обстоятельств дела (например, обстоятельств, касающихся прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых наследодателем была совершена сделка) и с учетом того, когда наследодатель узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

М.В.Г. обратился с иском к Б.Т.В. о восстановлении пропущенного срока на принятие наследства после смерти отца М.Г.П., о признании завещания от 10 февраля 2008 года недействительным, о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры, заключенных между Б.Т.В. и Е.Л.А., Е.Л.А. и К.Т.А., свидетельства о праве собственности на наследство по завещанию от 13 января 2009 года, о признании за М.В.Г. права собственности на квартиру, ссылаясь в обоснование заявленного на то, что его отец М.Г.П. умер 10 февраля 2008 года. С момента расторжения брака родителей истец с отцом не общался, с 19 декабря 2007 года по 4 мая 2009 года М.Г.П. отбывал наказание в местах лишения свободы. О смерти отца истец узнал случайно весной 2012 года. Обратившись к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону в виде квартиры, истцу стало известно, что наследником после смерти отца по завещанию от 10 февраля 2008 года является Б.Т.В. Ознакомившись с копией наследственного дела, медицинской картой отца, копией реестра регистрации нотариальных действий, у М.В.Г. возникли сомнения в подлинности подписи отца в завещании.

Ответчиком Б.Т.В. заявлено ходатайство о применении исковой давности, указав, что срок исковой давности по требованию о признании недействительной оспоримой сделки истек в 2009 году, иск подан в 2013 году.

Решением районного суда Саратовской области от 21 апреля 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15 июля 2014 года, исковые требования М.В.Г. оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что началом течения срока исковой давности по требованию о признании завещания недействительным в силу статей 166, 181, 195 ГК РФ является момент исполнения завещания, который определяется датой открытия наследства (11 февраля 2008 года). Кроме того, 26 ноября 2012 года М.В.Г. обращался в суд с иском к Б.Т.В. о признании завещания недействительным. Определением районного суда Саратовской области от 20 декабря 2012 года оставлено без рассмотрения исковое заявление, из которого, в свою очередь, следует, что о смерти отца М.В.Г. узнал после освобождения из мест лишения свободы (4 мая 2009 года), что свидетельствует об обращении его в суд с иском 3 октября 2013 года за пределами срока исковой давности.

Г.С.В. обратился с иском к Г.Н.В. о признании недостойным наследником Г.Н.Г., умершей 15 июля 2006 года, об отстранении его от наследования по закону имущества Г.Н.Г., ссылаясь в обоснование заявленного на то, что приговором городского суда Саратовской области от 22 декабря 2006 года, вступившим в законную силу 20 февраля 2007 года, Г.Н.В. осужден по части 4 статьи 111 УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью своей матери, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей, и ему назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

7 декабря 2006 года Г.С.В. (наследник первой очереди по закону) обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство. В качестве второго наследника имущества Г.Н.Г. истец в заявлении указал Г.Н.В., содержавшегося под стражей.

16 мая 2014 года Г.С.В. обратился к нотариусу с заявлением о признании Г.Н.В. недостойным наследником. 25 июля 2014 года к нотариусу с заявлением о принятии наследства и о выдаче свидетельства о праве на наследство обратился Г.Н.В., которому 31 июля 2014 года было отказано в совершении нотариального действия в связи с пропуском установленного законом шестимесячного срока принятия наследства.

Решением районного суда Саратовской области от 6 октября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда 17 декабря 2014 года, в удовлетворении исковых требований Г.С.В. отказано, поскольку в силу закона дополнительного признания Г.Н.В. недостойным наследником по судебному решению не требуется.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что ссылки суда на пропуск истцом срока исковой давности на правильность решения не влияют, поскольку право истца не нарушено.

Проведенный анализ гражданских дел, при рассмотрении которых судами области применены нормы Гражданского кодекса РФ об исковой давности, показал, что в целом вышеизложенные нормы материального права с учетом многочисленных разъяснений, данных Верховным Судом РФ, применяются судами верно. Вместе с тем в целях правильного разрешения вопроса о возможности применения исковой давности особое внимание следует уделять действию закона во времени и квалификации спорных правоотношений.

Судебная коллегия по гражданским делам

Саратовского областного суда

сентябрь 2015 года

опубликовано 22.10.2015 14:17 (МСК), изменено 22.10.2015 14:18 (МСК)